Чтобы вспоминать чаще. Именами героев называют новые улицы Астрахани

Главная

78 лет назад, 5 мая 1942 года, нашему земляку, летчику-истребителю Николаю Павловичу Городничеву было присвоено звание Герой Советского Союза. Как виртуоз воздушного боя, опытный командир, он был отозван с фронта и направлен на учебу в Военную Академию Командного и Штурманского состава ВВС Красной Армии.

В письме родным в декабре 1942 г. Николай Городничев писал:
«Моя учеба идет хорошо: 1-й курс командного факультета окончил на «отлично» по всем дисциплинам. Сейчас заканчиваю 2-й курс. С 01.01.43 г. начинаются экзамены. 15 мая должен окончить 3-й курс и отправиться опять на фронт, где снова примусь за свою старую работу летчика-истребителя, не знаю только, как теперь встретит меня фронт, и все ли пойдет как прежде?»

Не имел потерь в личном составе

Короткая фронтовая жизнь Николая Городничева удивляла даже бывалых людей. Его портреты и статьи об одержанных победах публиковались на страницах центральных газет. В декабре 1941 года историю о том, как Николай вынудил вражеский самолет приземлиться на советской территории, рассказал в статье «Так летают гвардейцы» специальный корреспондент «Правды», советский журналист и писатель Борис Полевой – автор «Повести о настоящем человеке».

Ратное мастерство Николая Городничева подчеркивалось командованием во всех наградных листах. Вот выдержка из одного из них, за подписями командира 5 Гвардейского истребительного авиаполка, майора Беркаля и военного комиссара Рулина:
«Отважный и бесстрашный летчик-истребитель. С начала Отечественной войны с германскими захватчиками участвует в боях на Западном направлении и Калининском фронте. Во всех проведенных боях показал исключительное мастерство и умение, что дает ему возможность выходить всегда победителем в борьбе с численно превосходящим противником. Неоднократно водил в бой группу самолетов и не имел потерь в личном составе…»

В июне 1942 года Николай Городничев скупо, но исчерпывающе рассказал о своем боевом пути в письме, адресованном старшей сестре Галине:
«…все лето и половину осени [1941] дрался на Западном фронте под Смоленском, а зиму и весну дрался на Калининском фронте. Таким образом, я провел без перерыва от боев почти 10 месяцев, не зная ни одного дня отдыха. За все время боев я сделал 300 боевых вылетов, 74 раза летал на штурмовку врага, провел 59 воздушных боев, в которых лично сбил 14 самолетов противника. За все это в ноябре 1941 года я был награжден Орденом Ленина, а позже, 5 мая 1942 года удостоен Героя Советского Союза».

В апреле 1942 года 27-летний кавалер двух орденов Ленина, ордена Красной Звезды, Золотой Звезды Героя Советского Союза, гвардии майор Николай Городничев стал слушателем Военной Академии Командного и Штурманского состава ВВС КА.

По окончании учебы он собирался сразу же вернуться в действующую армию, чтобы продолжать делать свою фронтовую работу, которую начал 22 июня 1941 года.

На рубежах. Первая победа. Беженцы

К 1941 году Николай Городничев был уже опытным летчиком. Начиная с 1938-го он неустанно шлифовал свое боевое мастерство в различных приграничных конфликтах. Перед началом войны Николай служил в местечке Пружаны под Брестом в должности штурмана истребительного авиаполка. Время было еще мирное, но летчиков часто поднимали по тревоге, чтобы отгонять нарушителей воздушной границы. Немецкие войска стояли на другой стороне Буга, и часто залетали на советскую территорию. Нарушителей приходилось не только отгонять, но и совершать демонстративные полеты вдоль границы, показывая, что она «на замке». Боевые дежурства были непрерывными, длительными, и Николай часто подолгу не бывал в военном городке, где его ждали молодая жена Галина и маленький сын Герман, приехавшие к нему из Астрахани.

В январе 1941 года Николай писал маме в Астрахань:
«Добрый день, Мама! Извините за мое долгое молчание, но меня страшно замучили эти дежурства. С утра до вечера сидишь одетым, готовым каждую минуту вылететь и погнаться за воздушным нарушителем границы… Мама, Вас, наверное, очень интересует, как поживает ваш внучёк, но, к сожалению, я сам просто ничего не знаю вот уже 20 дней. Скажу одно, что он очень интересный любит, когда я пою или разговариваю с ним. Галя чувствует себя хорошо, лишь немного утомлена заботой о Гере. Ведь одной ей очень трудно, а оставлять ее я должен на сутки. Вот она и сидит другой раз дома, и не может достать себе ничего к обеду, пока я не вернусь с работы. Здесь у нас с питанием становится все хуже, т.е. все почему-то дорожает. Не знаю как у вас? Деньги Вам вышлю, как только получу. Итак, пока. Желаю вам всем удачи, счастья в Новом 1941 году. Целую Вас крепко».

Надежды на мирное счастье рухнули 22 июня. В 4.30 поднятый по тревоге Николай в составе группы из пяти истребителей рассеял над Брестом 18 немецких «Юнкерсов», не позволив совершить им прицельную бомбовую атаку. А в полдень того же дня он открыл свой боевой счет, сбив Ю-88 над городком Пружаны, откуда семьи комсостава, среди которых была и его молодая супруга с ребенком, на грузовике отправляли в тыл. Грузовик был один, и кто на него не успел, уходили пешком. Это все, что узнал Николай о судьбе своих родных в тот день.

Пять долгих месяцев прошло, прежде чем полевая почта пришла в себя, оправилась от хаоса первого периода войны и доставила Николаю письмо от жены, в котором она сообщала, что у них все нормально, что почти две недели они с Германом добирались до Астрахани. Из вещей сохранилось лишь документы, да то, во что они были одеты тем страшным утром, когда их эвакуировали: на ней – халат и тапочки, а у сына только легкое одеяльце. Больше взять ничего не успели. Пять раз их поезд бомбили и расстреливали из пулеметов немецкие летчики. Только чудом они с сыном остались живы, среди разрывов, горящих вагонов, на забитых толпами беженцев вокзалах, в переполненных теплушках.

Счастье, сметенное бураном

Семья воссоединилась летом 1942 года в Чкалове, где располагалась Военная Академия Командного и Штурманского состава ВВС КА. Они снова были вместе: папа, мама, маленький Герка и, несмотря на войну и лишения, радовались счастью, которым нечаянно оделило их семью суровое военное время.

Учеба в Академии шла размеренной, но изматывающей поступью, отнимая часы у ночного сна и воскресного отдыха. Ко всему этому добавлялся постоянный дефицит продуктов питания. В письме старшей сестре Николай писал:
«…Напряжение огромное (больше, чем на фронте), а питание очень и очень скверное. Одним словом, здесь с семьей чрезвычайно трудно. Между прочим, те цены на продукты, которые Ты описала в своем письме, здесь без всякого преувеличения удвоены, а причиной всему эвакуированные. Здесь живет половина Ленинграда, да и вообще, со всех мест, оккупированных немцами. Погода отвратительная – пыль и жара».

Жизнь продолжалась, и в апреле 1943 года у Городничевых наметилось прибавление в семействе. Первенцу – Герману – в то время было всего два года. На семейном совете решили, что Галине нужна женская поддержка. Мама Галины – Платонида Алексеевна – с готовностью откликнулась на просьбу. В феврале 1943 года майор Городничев обратился к командованию Военной Академии за содействием. Для такой благой цели было решено использовать принадлежащий Академии транспортный самолет ЛИ-2, которому этот полет все равно предстоял для снабжения Академии обмундированием и оборудованием. Слушателю Академии майору Городничеву было поручено обратиться к труженикам тыла Астрахани и Гурьева (ныне Атырау) с просьбой оказать посильную помощь продовольствием живущему впроголодь учащемуся составу Академии, сформированному из фронтовых летчиков.

Жители Астрахани и Гурьева тепло встретили Героя Советского Союза Николая Городничева. Он ездил по предприятиям и рассказывал, как воюют летчики Красной Армии, о своих боевых товарищах, их военном мастерстве. Майор Городничев выполнил поручение командования, и 1 марта 1943 года самолет, нагруженный продуктами, которыми поделились с летчиками жители прикаспийских городов, вылетел из Астрахани, сделал посадку в Гурьеве и оттуда  взял курс на Чкалов. Вместе с Николаем в самолете летела мама его супруги Галины. Все складывалось как нельзя более хорошо, но когда оставался час до заветного аэродрома, погода резко ухудшилась. Небо затянуло густой облачностью. Аэропорт в Чкалове отказал в посадке и рекомендовал Соль-Илецк, где рядом с авиаремонтным заводом находился испытательный аэродром, как выяснилось на подлете, заставленный отремонтированными бомбардировщиками. Последнее обстоятельство заставило пилотов ЛИ-2 экстренно маневрировать в условиях усиливающегося бурана.

Через несколько дней полузасыпанный снегом ЛИ-2 был обнаружен заводским летчиком-испытателем во время планового полета. Ни экипажа, ни пассажиров в самолете не оказалось. Несколько часов спустя поисковая группа нашла их всех. То, что не смогла сделать экстремальная посадка, совершил яростный морозный степной буран. Группа заблудилась и все девять человек замерзли на пути к совсем близкому населенному пункту.

Прощание с погибшими прошло в городском клубе. В фойе помещения стояли девять обтянутых красным сатином гробов. У одного из них сидела приехавшая из Чкалова почерневшая от горя жена Николая Городничева. В один момент она потеряла двух самых близких людей – любимого мужа и маму. Тихо, в полузабытьи, беременная вторым ребенком, она шептала у гроба:

– Коленька, как же так? Ты из всех боев выходил без единой царапинки. А тут и войны-то никакой нет. Как же так, как же я без тебя с двумя ребятишками жить-то буду?

Похоронили погибших на краю аэродрома с воинскими почестями, обнесли общей оградкой, на табличках написали имена. После рождения второго сына, Галина Васильевна, взяв обоих детей, в сопровождении сестры Анны в июне 1943 посетила могилу мужа и мамы.

Старшему сыну Николая Городничева – Герману – тогда не было еще и трех лет.

Старший сын

Сегодня Герман Николаевич Городничев – готовится встретить свой 80-летний юбилей. Человек он в профессиональных кругах Астрахани известный. Заслуженный работник культуры, режиссер документального кино, фотохудожник, журналист, интересный собеседник, обаятельный и способный на неординарные поступки человек.

За свою жизнь Герман Николаевич сделал много замечательных, иногда дерзких в творческом смысле дел. При этом он не уставал запечатлевать трудовые подвиги рабочих, научных, творческих и управленческих коллективов, а также лица современников крупным планом. Его работы публиковались в местных и центральных газетах, союзных журналах, демонстрировалось на тогдашних инсталляциях. В общем, без усилий Германа Николаевича видеоряд минувшей эпохи был бы несколько ущербным. Кроме этого, он снял не менее двух десятков документальных и учебных фильмов, организовывал выставки, издавал фотоальбомы, в общем вел насыщенную жизнь творческой личности. И на протяжении всей этой жизни он делал все возможное, чтобы не покрылось забвением имя его отца.

Вернуть из полузабвения

Память – тонкая материя. Если к ней относиться небрежно, она рвется. Когда в 1970 году Герман Николаевич вместе с мамой Галиной Васильевной приехали в Соль-Илецк, в котором не были с 1943 года, они с трудом узнали братскую могилу, где покоились останки погибшего летчика. Старожилы говорили о ней: «там похоронили какого-то генерала». Это было потрясением – видеть, как почти сравнялась с землей полузаброшенная могила любимого человека. За ветхой оградой вместо обелиска стояла сваренная из железных прутьев пирамида, увенчанная ржавой звездой, и никаких надписей, а вокруг – буйство диких трав и кустарников.

Тогда и началась большая работа по восстановлению и увековечиванию памяти Николая Городничева. Неоценимую помощь в этом начинании семье Городничевых оказал замечательный человек – скульптор, художник, писатель Владимир Петрович Лапин. Их совместными усилиями, при активном содействии Соль-Илецкого райкома КПСС, общества ветеранов Великой Отечественной войны и городской общественности имя Героя Советского Союза Николая Городничева вернулось из полузабвения и проступило буквами на обелиске в центре города.

6 мая 1977 года для Городничевых знаменательная дата. В этот день в Соль-Илецке состоялось торжественное перезахоронение останков погибшего героя-летчика на центральной аллее города. В городской школе № 4 был открыт музей Боевой Славы, основой которого стали переданные семьей Городничевых фотодокументы.

Скульптор Владимир Петрович Лапин изготовил и подарил школе бюст героя, который украсил актовую площадку перед школой. Немного позднее по его инициативе  был установлен памятный знак на месте падения самолета.

Лапина с Городничевым объединяет многое. Они – ровесники. Оба представители творческих профессий. У обоих отцы погибли при исполнении воинского долга: у Лапина в Польше, у Городничева в Соль-Илецке. Оба хотели сохранить память о погибших отцах.

И эта совместная работа навсегда их сдружила. Городничев без тени улыбки говорит, что с тех пор считает Владимира Лапина своим старшим братом.

Астраханцы тоже не забывают своего земляка. В 1982-83 годах на фасаде Астраханского автодорожного техникума (сегодня автомобильно-дорожный колледж), где в свое время учился Николай Городничев, была торжественно установлена мемориальная доска, посвященная его памяти, и организован музей Боевой Славы.  А в 1985 году, к 40-летию Победы, в астраханском городском Музее Боевой Славы в его честь также была открыта экспозиция.

Мозаика памяти

В свою очередь, Герман Николаевич хранит дома большой архив с фотографиями, письмами, памятными записями родных. Он сделал по-своему уникальный «Альбом воспоминаний» из 112 больших страниц, в котором собрал документы, рассказывающие о семье Городничевых, обозримая история которой началась в 1880 году. Значительное место в альбоме отведено отцу, человеку, которого отняла у него война.

В 2005 году Городничев-младший снял видеофильм о своем отце «…А музыка вечна». Он был показан по местному Соль-Илецкому и областному Оренбургскому телевидению. О названии надо сказать особо. Работая над фильмом, Герман Николаевич обнаружил поразившую его деталь: сценарий фильма «В бой идут одни старики» был написан Леонидом Быковым по воспоминаниям летчиков 5-го Гвардейского истребительно-авиационного полка, того самого, в котором его отец служил командиром эскадрильи. Николай Городничев с раннего детства был артистичен и музыкален, играл на различных инструментах, был солистом студенческого хора в Астраханском автодорожном техникуме. Даже в письмах домой Николай писал, что маленькому Герке очень нравиться пение папы «…тогда он внимательно слушает и что-то лопочет на только ему понятном языке».

5-й Гвардейский истребительный авиаполк был одним из самых боевых авиасоединений на фронте. В конце войны на счету полка было наибольшее количество сбитых вражеских самолетов – 744. Его 27 летчиков стали Героями Советского Союза. А еще полк был знаменит своей самодеятельностью, да так, что оркестр Леонида Утесова подарил этому музыкальному авиаподразделению два самолета. В общем, у Германа Николаевича были и есть все основания видеть в образе майора Титоренко экранное воплощение своего отца. Поэтому и названием фильма он выбрал цитату своего любимого кинематографического героя.

Свой фильм Герман Николаевич задумал в 1967 году, ради него поменял профессию, начал снимать в 1970 году, но так сложились обстоятельства, что реализовать задуманное ему довелось только через 35 лет. И, увы, не в профессиональном студийном исполнении, как он планировал, поступая на Высшие кинематографические курсы, а потом работая на киностудиях Саратова и Астрахани, а в жанре кино любительского. Фильм этот не предназначен для широкого экрана, он просто стал частью памяти о его отце. Той ее частью, которой можно поделиться с другими. С друзьями, внучкой, знакомыми.

Добрая весть с отложенным эффектом

Как человеку, много сделавшему для сохранения памяти отца, Герману Николаевичу было очень приятно узнать, что он не одинок в своих трудах и в канун 75-летия Победы Комиссией по присвоению, переименованию, упразднению названий топонимических объектов на территории муниципального образования «Город Астрахань» было принято решение о присвоении одной из новых улиц в поселке Сабанс Яр Советского района названия: «улица Николая Городничева».

Этому знаменательному событию предшествовала большая подготовительная работа, проведенная сотрудниками ГКУ АО «Государственный архив Астраханской области». В первую очередь директором Марией Ильиничной Поляковой и ее заместителем Екатериной Павловной Шалацкой. Именно Екатерина Шалацкая стала основным инициатором и драйвером в продвижении идеи присвоения имен астраханских героев улицам нашего города. И Комиссия по городской топонимике очень благосклонно относится к инициативам работников госархива. За что им всем надо сказать большое человеческое спасибо.

Присвоение новым улицам имен Героев Советского Союза Николая Городничева, Фахрутдина Аблязова и других погибших на полях сражений астраханцев  –  во всех отношениях замечательное начинание, которое надо всячески приветствовать, поддерживать и продолжать. Чтобы имена достойных людей не затерялись в тиши домашних и музейных архивов, а в буквальном смысле вышли на улицы, стали общественной памятью и знаком признательности каждому, кто не щадил своей жизни, защищая наши. На этой пафосной ноте хотелось бы поставить финальную праздничную точку и подкрепить ее фотографией таблички с названием улицы, но…

Наша жизнь состоит из многочисленных «но», и, как мы выяснили, присвоение названий улицам еще не означает, что можно крепить на дома именные таблички. Поскольку в нашем случае оказалось, что домов еще нет, а есть только план застройки и чистое, подготовленное для строительства поле.

Нам оставалось лишь проехать по его периметру и констатировать, что планировка сделана отлично. Будем надеяться, что через энное количество лет дома здесь будут построены и на очередную годовщину Победы таблички с именами героев займут свое место на фасадах новеньких домов. А пока…

Вернувшись, я позвонил Герману Николаевичу и рассказал о том, что мы увидели на месте улицы, которой недавно было присвоено имя его отца. И в ответ услышал:

– Это не важно, я очень рад, что такое решение принято, что нашлись люди, молодые и неравнодушные, сумевшие это сделать. За что им огромное спасибо. Здания все равно когда-нибудь будут построены. Так что пустырь – это не проблема. Летчикам знакомы ситуации, когда на карте объект обозначен, а на земле он не обнаруживается. Так что ничего страшного. Как говорил майор Титоренко в фильме «В бой идут одни старики» – «Будем жить!». А от себя добавлю – будем жить и помнить. Подвиги наших отцов и память о них у нас никто никогда не отнимет. Я прав? Тогда – с Праздником!

В. Пигарев.
Фото из архива Г.Городничева